Главная > Все новости > В прессе > От рождения и до смерти: как проходила жизнь жителей Киева век назад

От рождения и до смерти: как проходила жизнь жителей Киева век назад

В нашем городе исчезло множество старинных традиций. Мы узнали, как 100 лет назад в городе крестили, женили и хоронили горожан

Выбирали имена по календарю

Крестины в старом Киеве были очень важным событием, ведь раньше имя ребенку давалось только при крещении. К выбору имени подходили очень просто. Люди брали церковный календарь и выбирали из него понравившийся вариант. Если родители не смогли сами подобрать имя, то священники на крещении называли младенцев именем того святого, которого поминали в этот день. Интересно, что при выборе имени для ребенка церковь рекомендовала не называть детей именами язычников и иноверных святых. Согласно статистике тех лет, в Киеве самыми популярными мужскими именами были Иван, Александр, Василий и Николай (после восшествия на престол в 1894 году Николая II имя резко стало популярным), женскими — Мария, Анна и Александра (популярность обрело из-за имени жены царя). 

Мода на имена часто менялась, в связи со сменой государя. Например, когда в Российской империи два раза подряд правили императоры с именем Александр (с 1855 по 1894 год), то этим именем пытались назвать своих детей дворяне и мещане, считающие себя государственной элитой. Кстати, в начале ХХ века на каждую тысячу населения приходилось аж 245 Иванов, то есть четверть всех жителей носило это имя.

В Киеве совершали таинство крещения абсолютно во всех храмах города и пригородах. Но богатые люди старались покрестить своих детей в великих храмах — Софии, Михайловском и Лавре, где службы вели не рядовые батюшки, а высшие церковные иерархи — митрополиты и настоятели храмов. 

Святое омовение. Крестили с молитвами, а имя до этого малышам не давали
Святое омовение. Крестили с молитвами, а имя до этого малышам не давали

Чаще всего крестили детей в тех храмах, которые находились возле дома. Например, жители Замковой горы и урочища Кожемяки крестили своих детей в Крестовоздвиженской церкви на Подоле. Она очень удобна, поскольку находится у подножия Замковой горы и от нее есть удобная дорога в центр города.
В этом храме 18 мая 1891 года крестили юного Михаила Булгакова. Крестной матерью была его бабушка с необычным именем и отчеством — Булгакова Олимпиада Ферапонтовна, а крестным отцом был Николай Иванович Петров. Крестил будущего гения местный священник Матвей Бутовский, в доме которого по адресу улица Воздвиженская, 28 и родился великий писатель. Свое имя Мастер получил в честь покровителя города Киева архангела Михаила. Это подтверждается тем, что в семье Булгаковых его именины отмечали 21 ноября в день архангела Михаила. На таинстве священник огласил молитву, а затем три раза окунул младенца. После крестин маленького Булгакова, церковная канцелярия занесла запись о крещении в метрическую книгу (аналог современного свидетельства о рождении) за 1891 год.
Отметим, если ребенок был не крещен, то в метрическую книгу он не попадал, как и самоубийцы. 

Денег за крещение церкви не брали, но учитывая, что в то время официально существовали всякого рода сборы: «кружечные», на восстановление храмов и сбор на образовательные учреждения, то прихожане все же благодарили батюшку и церковь за совершение важнейшего жизненного обряда. Сейчас, покрестить младенца в столице можно только за деньги — от 500 до тысячи гривен, без учета стоимости крестика и крещального одеяния. 

Оказывается, в последние годы киевляне все меньше считают целесообразным крестить своих крошечных деток.

«Родители считают, что в таком возрасте детей крестить не нужно, потому что в более зрелом возрасте они могут сменить веру или вовсе будут себя считать атеистами. Таинство крещения — это очень важно для человека и решение об этом он должен принимать сам», — рассказала «Сегодня» культуролог Ирина Кириченко.

Крестовоздвиженская церковь. Здесь крестили Булгакова
Крестовоздвиженская церковь. Здесь крестили Булгакова

Свадьба: без фото не обойтись

В дореволюционном Киеве свадьбе в течение нескольких месяцев предшествовала целая серия народных обрядов, состоящая из смотрин невесты, сватанья и помолвок. По воспоминаниям писателя Ивана Нечуя-Левицкого, в Братский монастырь на Подоле сходились на вечернюю прогулку барышни на выданье, чтобы показать себя потенциальным женихам. Традиция знакомиться с родителями невесты перешла в город из сел, но был один нюанс: если молодой человек уже пришел на знакомство с родителями полюбившейся ему девушки, то он сразу считался женихом и мог спокойно готовиться к обряду венчания. 

В Киеве время замужества для дам наступало с 18 лет (после окончания пансиона), а для парней — в 20 лет. Тогда как в пригородных селах этот возраст составлял 15—17 лет для обоих полов. 

Согласно популярной в то время книге «Правила светской жизни и этикета. Хороший тон», написанной в 1889 году, родителям следовало тщательно убедиться в правильности принятого их детьми решения. Молодым парням полагалось до близкого знакомства с возлюбленной узнать у подруг о всех ее предпочтениях и вкусах, а девушкам — во всем слушать свое сердце и родителей.
День помолвки считался семейным праздником, ведь на нем жених и невеста обменивались кольцами. На «обручалках» была выбита дата помолвки и инициалы молодых. По правилам жених должен был преподнести невесте кольцо «из червонного золота 92 пробы» (современная 958-я проба. — Авт.), других вариантов не предусматривалось. В свою очередь, родители невесты готовили ей приданное. Если в селах и хуторах это были сундуки с одеждами и тканями, то в Киеве завлекали мужей дорогими украшениями, денежными облигациями и документами на землю.
Но были и случаи, когда обходились без приданого. Например, невеста Михаила Булгакова Татьяна Лаппа, несмотря на дворянское происхождение, приданого не имела, да и явилась на свадьбу в церковь Николая Доброго на Подоле в очень скромном наряде — блузке и полотняной юбке, чем расстроила родителей жениха. Хотя городская мода того времени требовала от богатых невест белых платьев из шелковых материй. К тому же они или их мамочки должны были шить наряды сами. Девушки попроще заказывали платья из кашемира, кисеи в магазинах на Фундуклеевской и Крещатике. Фата невесты надевалась вместе с вуалью. Считалось, чем длиннее она будет — тем дольше у девушки будет счастливый брак. Мужская одежда была довольно скучной: штаны классического покроя, белая рубашка и приталенный фрак, на воротник которого с помощью заколок цепляли цветы. После бракосочетания молодожены делали фото, которое хранили всю жизнь, собственно, как и свадебное платье.

На долгую память. Фото молодоженов было обязательным .

Смерть: потасовки и зрелища

В начале прошлого века умерших киевлян хоронили на нескольких городских кладбищах — Байковом, Лукьяновском, Зверинецком и Аскольдовой могиле. Первое упоминание о кладбищах для массовых захоронений в Киеве относится к концу XVII века. Эпидемия чумы послужила причиной для создания первых кладбищ (1772 г.) на горе Щекавице и Кудрявском спуске (в усадьбе Вознесенской церкви), а до этого простых людей хоронили на церковных погостах, богатых — на территориях больших храмов. Для тех, у кого в начале прошлого века были хорошие капиталы и слава, жизненный путь заканчивался на Аскольдовой могиле. Этот элитарный некрополь существовал с XVIII века, а в 1934 году его разрушили, и лишь некоторые захоронения перенесли на другие кладбища. 

В больших комплексах, таких как Байковое и Лукьяновское кладбища, существовало несколько входов: для православных, католиков, лютеран, иудеев. Представители каждой конфессии имели право заходить только через свои ворота. Кстати, в конце XIX века перед поминальными днями запрещалось пить и есть на кладбищах. У входа вывешивали объявления «С едой и напитками не заходить», при этом в эти же дни газеты пестрили сообщениями о массовых потасовках между посетителями кладбищ: люди танцевали возле склепов, а некоторые после стопки водки могли и подраться. Кладбищенские сторожа не справлялись с большим потоком людей в такие дни. Обсуждения разного рода нововведений и правил кладбищенского дела не обходились без скандалов и конфликтов. Во время одного из заседаний городской думы активный сподвижник погребального дела, основатель Лукьяновского кладбища и гласный думы Илья Зейферт требовал увеличить финансирование на благоустройство некрополя. Но, несмотря на его аргументы и крики, другие думские гласные не согласились дать больше денег. В итоге попечитель Лукьяновки умер от инсульта прямо на заседании думы… Кстати, много лет кладбище на Лукьяновке было местом всеобщего позора, ведь из-за отсутствия нормальной каменной ограды туда часто заходили невоспитанные люди и справляли нужду. Известен случай, когда свинья местного жителя забрела на кладбищенскую территорию и начала разрывать могилу. После таких случаев дума все же нашла деньги на постройку новой ограды. 

Аскольдова могила. Кладбище для знаменитых
Аскольдова могила. Кладбище для знаменитых

Не обошла город и странная тенденция тех лет — фотографировать мертвых людей, как живых. Это делалось для того, чтобы оставить память о человеке. А поскольку фотография в то время сама по себе была предметом коллекционирования, то можно сказать, что для людей это было нечто вроде сувенира. Особенно часто сохраняли на память фото детей, умерших незадолго после рождения.

В старом Киеве любили зрелищные похороны. Например, после ужасного убийства 12-летнего ученика духовного училища Андрея Ющинского в марте 1911 года. В убийстве мальчика подозревали местного еврея Менделя Бейлиса (позднее суд присяжных его оправдал. — Авт.). Люди, пришедшие на прощание, принялись избивать по городу евреев и их детей. Уже через полгода киевляне пережили помпезные похороны российского премьер-министра Петра Столыпина, который был смертельно ранен в Оперном театре. Толпы людей прошли 6 км от больницы Маковского к Лавре.

«Печальная процессия, — писали газеты, — растянулась на несколько кварталов. По всему пути ее следования, по обеим сторонам улиц, в полном порядке стояли тысячи народа. Балконы, окна и даже крыши домов были усеяны народом, который провожал процессию. Многие плакали. По всему пути следования были расставлены войска, которые отдавали честь».

Похоронили Столыпина в Киево-Печерской лавре, возле Трапезной церкви.

Похороны Столыпина. Любознательные зеваки
Похороны Столыпина. Любознательные зеваки

Бизнес на скорби

Похороны людей в старом Киеве были очень дорогими. Цены на погребение устанавливали монополисты похоронного дела, и из-за этого только место на кладбище обходилось в годовую зарплату чиновника среднего звена. Например, в элитном Аскольдовом некрополе в отдаленных местах за место брали 150—300 рублей, в современном перерасчете это 28—45 тысяч гривен! Если же родственники усопшего хотели похоронить его возле кладбищенской церкви, то им приходилось выкладывать в три-четыре раза больше. Горвласти позаботились о простых людях лишь на одном кладбище — Лукьяновском. Здесь была постоянная такса на места — не больше 25 рублей (около 10 тысяч гривен), столько же стоила установка мраморного креста. Обязательно нужно было заплатить еще и за копание могил — в среднем 1—2 рубля (от 600 до 1200 гривен). Правда, нищих людей хоронили бесплатно, если было место на кладбище. Сейчас городская цена на копание могил составляет от 115 до 800 гривен. А вот место для захоронения на Байковом кладбище может стоить до 10 тыс долларов.

Услуги. Памятники стоили дорого, но спрос на них был всегда
Услуги. Памятники стоили дорого, но спрос на них был всегда

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *